Приветствую Вас Гость | RSS

Архивы Джуда

Воскресенье, 24.09.2017, 04:31

* * *

Больше Гортхауэр не задавал себе бессмысленных вопросов - он принял неожиданный «подарок» всем сердцем. Он перестал искать сходство и различие - и такая знакомая прихрамывающая походка Смеагорла, и его непривычная орочья улыбка стали равно дороги ему; глядя на полурослика, Гортхауэр чувствовал, что его жизнь наполняется... если не смыслом, то счастьем.

Смеагорл был счастлив еще больше - он-то с самого начала не задавал себе никаких глупых вопросов. Впервые за всю его жизнь у него был настоящий дом, были друзья и был человек, которого он любил. Чего же еще желать?

Как только Смеагорл окончательно освоился на новом месте, он заявил, что не желает даром есть свой хлеб. Несмотря на уговоры Гортхауэра, он педантично обошел весь Барад-Дур от хлебопекарен до оружейных мастерских и в конце концов остановился на любимом и привычном деле - рыбной ловле. И хоть темноводный быстрый Барад ничем не напоминал его родную Оболонь, каждое утро, еще до рассвета он сталкивал с берега узкую вертлявую лодку и к полудню торжественно тащил корзины с рыбой на дворцовую кухню. Страшно огорчало его то, что Майя не нуждался в пище, но Гортхауэр, видя его старания, иногда пробовал что-нибудь из улова и неизменно восхищался.

Если бы бабка Мальва, пятьсот лет как покойная, увидела сейчас своего внука, она бы его не узнала. Внешне Смеагорл не изменился - он по-прежнему выглядел подростком лет шестнадцати, - но характер его изменился разительно. От угрюмого, молчаливого, всегда настороженного парня не осталось и следа - все радостное и открытое в его душе теперь проснулось и щедрым потоком изливалось на окружающих. Барад-Дур, следуя заветам Аст Ахэ, был братством, где все хорошо относились друг к другу, но полурослик за неимоверно короткое время стал не просто другом, а всеобщим любимцем. Все в нем души не чаяли - от поварих на кухне, пичкавших «тощенького» самыми лакомыми кусочками, до невозмутимых назгулов, которые даже в самый разгар дел находили время, чтобы покатать восторженно вопящего полурослика на своих «мышках». «Мышки», кстати, тоже у него из рук ели, хотя обычно любой чужак, приблизившийся к ним на непочтительное расстояние, считался счастливчиком, если отделывался всего-навсего откушенной конечностью.

То, из-за чего Смеагорл стал изгоем в своей семье - его внешность и незаконное происхождение - теперь не играло никакой роли. В Барад-Дуре были живые всех кровей: орки разных родов и племен, кряжистые горные тролли, немногочисленные эльфы из Авари и, конечно же, люди - от флегматичных северян со словно присыпанными снегом волосами до низкорослых истерлингов, смуглых кхандцев и вовсе черных как сажа южных харадримов. Друг друга уважали не за цвет кожи и рост, а за характер, и Смеагорл ни разу не почувствовал себя чужаком.

Если уж и обычные люди были рады обществу полурослика, то Гортхауэр баловал его безмерно. Если бы Смеагорл захотел личный золотой дворец, его бы, без сомнения, построили в кратчайшие сроки. Но он никогда не злоупотреблял своим положением: единственным, что он попросил у Майя, было разрешение отправиться в путешествие по Мордору, чтобы получше узнать ставшую ему родной страну. Гортхауэр отпустил - и два месяца, пока его не было, страдал невыносимо. Смеагорл же вернулся неимоверно счастливым, привез чуть ли не воз сувениров всему замку и на протяжении недели закрывал рот только во сне, рассказывая о своих похождениях.

После этого путешествия полурослик стал талисманом не только Барад-Дура, но и всей страны. Подарки ему слали постоянно и отовсюду - от кувшинов со сладким южным вином, которое он особенно любил, до золотых украшений, которые он носил с великолепным презрением к предрассудкам. Однажды он вообще чуть не довел Гортхауэра до истерики, появившись у него в рабочем кабинете в полной форме кирит-унгольских пограничников со всеми полагающимися эмблемами, нашивками и значками.

- Откуда это? - только и смог выговорить Майя.

- Шаграт с Горбагом подарили. За Уфтака извинялись, - несколько смущенно объяснил Смеагорл. - Сказали, я теперь почетный член отряда. Здорово, да?

Виртуозным, отточенным до малейших деталей жестом Гортхауэр взялся за голову.

А однажды произошел случай, после которого Майя окончательно понял, что не отпустит полурослика от себя до скончания веков.

В замке был зал, стены которого от пола до потолка были зеркальными. Никто уже толком не помнил, для чего так сделали, и залом почти никогда не пользовались - разве что во время больших праздников, когда гости не умещались в парадных помещениях. Неугомонный Смеагорл как-то забрел и туда, и Зеркальная комната просто заворожила его. Никогда раньше не видевший своего отражения иначе чем в зеленых водах Оболони, он смотрелся в зеркало часами с жадным любопытством, разглядывая себя, как незнакомца. Гортхауэр посмеивался над этим, но не возражал.

Как-то раз жаркой послеполуденной порой Майя шел по коридору мимо Зеркального зала и вдруг услышал музыку. Заинтригованный, он остановился и осторожно заглянул внутрь, оставаясь в тени, чтобы его не было видно. Окна были широко распахнуты, в них врывалась харадская песня, а посреди комнаты танцевал Смеагорл. В такт ритмичным ударам барабанов его тело двигалось то завораживающе грациозно, то нарочито резко, взлетали над плечами белые волосы, глаза горели счастливым и тревожным огнем. В бесчисленных зеркалах десятки отражений повторяли каждое его движение - от красоты происходящего захватывало дух.

Гортхауэр прислушался к азартной, наполненной выкриками и смачными звуками поцелуев песне и покраснел: как хорошо, что Смеагорл не знал харадского!

А танец продолжался - босые ноги переступали по полу мягко и бесшумно, Смеагорл растворялся в музыке, двигаясь то почти томно, то решительно, как в бою... Сладкая боль наполняла сердце Гортхауэра; если бы он не стеснялся, то сам вышел бы танцевать.

Песня смолкла, оборвавшись на торжествующем громком выкрике. Смеагорл остановился, глубоко вздохнул. Потом подошел к окну, высунулся наружу и помахал рукой:

- Спасибо, ребята! С меня причитается!

Гортхауэр неловко пошевелился, и его плащ предательски зашуршал. Полурослик резко обернулся, но выражение испуга в его глазах сразу же сменилось смущением и радостью. Неслышными шагами он подбежал к Гортхауэру и обнял его, уткнувшись головой ему в живот. Майя ласково погладил его по влажному от пота плечу.

- Отлично танцуешь! - искренне сказал он.

* * *

Конечно же, жизнь их состояла не из одних развлечений - много приходилось и работать. Наверное, со стороны их совещания выглядели очень забавно: сидят девять назгулов достаточно зловещего вида, не менее внушительный Майя - и все смотрят в рот коротышке трех футов роста, непринужденно сидящему на краю стола в одних шортах и вертящему на пальце аляповатый массивный перстень. Впрочем, как смешно это ни смотрелось, пользы от рассказов Смеагорла было очень много. Получив в свое распоряжение ключевое имя - Бильбо Бэггинс, - отряд разведчиков достаточно быстро восстановил все недостающие звенья цепочки и прояснил ситуацию с кольцом.

История, однако, выходила крайне странная. Гортхауэр недоумевал - похоже, на полуросликов кольцо или не влияло совсем, или влияло совершенно иначе, чем на другие живые существа. Этот самый Бильбо Бэггинс после памятной войны в Эсгароте не только не устроил даже ни одной соседской склоки, но и более того - добровольно передал кольцо своему племяннику Фродо, а сам отправился в Дольн, где, по слухам, посвящал все свое время переводам с эльфийского. Таким образом, за судьбу этого теперь уже бывшего кольценосца опасаться не приходилось.

Гораздо хуже было то, что пресловутый Олорин продолжал регулярно наведываться в Шир к Фродо Бэггинсу, а значит, наверняка интересовался кольцом и строил на него свои планы. Разведчики доносили, что Фродо Бэггинс - большой друг Олорина, слушается его во всем и большой помехой в случае чего не станет; кольцо же в руках Майя было полной неизвестностью - что выкинет Олорин, невозможно было даже предположить.

Несколько месяцев прошло в мрачном ничегонеделании и разного рода догадках - но следующая порция новостей просто потрясла их.

Сведения были так важны, что их не доверили бумаге - посланец приехал сам. Отто Лякошель-Бэггинс, дальний родственник Бильбо и Фродо и опытнейший разведчик, принес известия настолько абсурдные, что в них не хотелось и верить. Тем не менее, его слова были абсолютной правдой.

Подслушав один из разговоров Фродо и Олорина, Отто стал обладателем следующей информации. Параноик Олорин совершенно уверен, что кольцо есть средоточие власти злобного Саурона над миром (на чем базировалось это утверждение - неизвестно). Злобный Саурон желает во что бы то ни стало вернуть кольцо себе - тут умный Майя правильно оценил деятельность Гортхауэра. Злобного Саурона надо опередить, поэтому несчастный Фродо Бэггинс избран (держитесь крепче!) отнести кольцо в Мордор и сбросить его в Ородруин, где оно и сгинет вместе с чародейской властью злобного Саурона, после чего на земле воцарятся мир и благоденствие.

Если бы кому-нибудь пришло в голову изваять наиболее правдивую статую Гортхауэра, это был бы Гортхауэр, Схватившийся За Голову.

Ничего более абсурдного нельзя было и придумать - выполнять его заветное желание, считая при этом, что ведут его к полному уничтожению! Гортхауэр чувствовал, что у него ум за разум заходит от попыток понять безумную логику Олорина и его соратников - полуэльфа Элронда и охотника Арагорна, имевшего некую толику нуменорской крови и считавшего себя на этом основании законным наследником гондорского престола. При иных обстоятельствах Гортхауэру бы дела не было до этой сумасшедшей компании, но на кон была поставлена действительно опасная вещь, так что приходилось относиться серьезно даже к самым шизоидным типам.

- Какие есть соображения? - мрачно спросил Майя, но Отто прервал его:

- У меня еще не все. Гэндальф - Олорин то есть - в курсе насчет Смеагорла и успел рассказать о нем Фродо. По его словам, это мерзкая тварь (извини, пожалуйста, я просто цитирую), одержимая страстью найти кольцо и завладеть им. Фродо весьма напуган. Он вообще парень довольно трусливый, а эти рассказы вконец его застращали.

- Так... - протянул Гортхауэр. - Час от часу не легче. Ну что, какие будут предложения?

Предложение, высказанное Седьмым - раз уж все так удачно складывается, оставить их в покое и пусть приходят, будут дорогими гостями, - после некоторых колебаний отвергли. Дорога дальняя, полурослик трусливый, домашнего воспитания - ограбит его какой-нибудь лихой молодец, и ищи потом кольцо по всему Средиземью.

Предложение Ангмарца - ограбить Фродо Бэггинса по-тихому и быстро отправиться домой с трофеем, - обсуждали несколько дольше, но в конце концов тоже отклонили. Олорин умен, он быстро поймет, кто совершил грабеж. А поскольку в его сдвинутом сознании накрепко забито, что злобный Саурон может использовать кольцо только для злодейских целей, то на волне всеобщей паники он не преминет развязать войну против Мордора, благо знакомств среди сильных мира сего у него хватает. Война же - дело последнее, на это нельзя идти без крайней необходимости.

Некоторое время все угрюмо молчали. Неожиданно тишину нарушил Смеагорл, и от его слов все вздрогнули.

- У меня есть план, - уверенно сказал он. - Кажется, довольно неплохой. Я стану проводником Фродо.

У собрания просто челюсти отвисли, а он продолжал как ни в чем не бывало:

- Смотрите. В принципе, как человек, который доставит кольцо к Ородруину, Фродо нас вполне устраивает, достаточно оградить его от двух бед - чтобы никто у него это кольцо не отобрал и чтобы он сам над ним не рехнулся. Обеих этих неприятностей можно будет избежать, если с ним пойдет кто-то из наших. Предлагаю себя по следующим причинам: во-первых, Фродо, хоть и заочно, меня знает. Знает и считает повернутым на кольце безумцем. Поэтому я не вызову подозрения - с какой это радости мне с ними идти - и кроме того, смогу время от времени демонстрировать признаки своей одержимости, чтобы бедняга воочию видел, что кольцо делает с людьми, и держал себя в руках.

Смеагорл не удержался и хихикнул.

- Насчет же опасности постороннего вмешательства - за нами может идти небольшой отряд, при необходимости я издаю пронзительный свист, и ребята решают все возникшие проблемы. Конечно, будут всякие непредвиденные обстоятельства, но у меня есть большой козырь - мы с Терном общаемся мысленно напрямую, без всяких колец и палантиров. Верно?

Гортхауэр даже поморщиться от недопустимой на совете фамильярности забыл - так здорово выглядел этот план. Но лучшая защита - это нападение, и на новорожденную идею сразу же набросились назгулы.

- Как ты станешь проводником Фродо, если ты простой полурослик, никогда не бывавший в Мордоре?

- А я там был. Страшный Саурон схватил меня и пытал, чтобы я выдал все, что знаю про кольцо. Потом меня отпустили, чтобы я добыл кольцо для Саурона, но я хитрый - я найду мое сокровище и заберу его себе!

Гортхауэр заскрежетал зубами.

- А если Фродо откажется взять тебя проводником?

- Мне никто не мешает идти рядом с ним тайно. Кроме того, я не вижу, с чего бы ему отказываться - из их компании я, как-никак, единственный знаток Мордора.

- Как и когда ты планируешь присоединиться к нему?

- Скорее всего, сначала пойду отдельно, всячески давая понять, что слежу за ним. А для того, чтобы объявиться, выберу удобный момент - думаю, их немало будет.

- Фродо наверняка пойдет не один. Олорин, Элронд, этот Арагорн, может, будет еще кто-нибудь - что ты будешь делать с ними?

- Перед ними надо засветиться. Пусть все знают, что есть такой мерзкий Горлум, который побывал в Мордоре и ищет свое кольцо. Поэтому мне надо будет поторопиться и как следует разрекламировать себя, пока они не двинулись.

На этом фантазия назгулов истощилась и они умолкли, выжидательно глядя на Гортхауэра. Тот тоже не мог произнести ни слова - план был превосходным, возражений у него не было, кроме одного: он очень не хотел отпускать Смеагорла от себя. Помолчав, он задал один-единственный вопрос:

- Зачем тебе все это?

Смеагорл ответил очень серьезно:

- Мне это нужно. Не спрашивай, зачем - считай, что это предчувствие.

* * *

Смеагорла провожали всем Барад-Дуром чуть ли не со слезами. Все-таки, как ни крути, задание было долгое и опасное - кто знает, что может случиться в дороге? Пожалуй, даже самому Гортхауэру никогда не задавали такого пира, какой устроили полурослику сердобольные стряпухи...

Майя готовить не умел: он отсылал со Смеагорлом самое дорогое - всех девятерых назгулов. На вопрос: «Зачем столько?» отвечал хмуро:

- Прикроют тебя в случае чего... да и «мышки» у них быстрые, если надо куда доставить...

В день прощания Майя ходил сам не свой, бормотал себе под нос что-то не слишком цензурное, натыкался на предметы. В конце концов не утерпел, вызвал Смеагорла на инструктаж.

- Не рискуй, не подставляйся, - говорил безнадежно. - Чуть что, сразу связывайся. Помни, что ребята тебя страхуют, не стесняйся звать их, если что... Смеагорл, ты для меня важнее, чем все кольца на свете, береги себя - хотя бы ради меня...

- Не бойся, Терн, - Смеагорл успокаивающе положил ладонь на его руку. - Я буду очень осторожен, со мной все будет в порядке. Я ведь тоже хочу вернуться к тебе...

Улыбнулся, обнял крепко и вышел. Эру Единый, хоть в петлю...

В течение следующих полутора лет Смеагорл общался с Гортхауэром только мысленно. Передавать мысли на расстоянии не так просто, поэтому часто его сообщения походили на краткие телеграммы, и только когда полурослик хорошо высыпался и был сыт, они могли болтать часами.

11 ноября 3017.

- Началось, Терн, началось! Меня поймал Арагорн!

- Ну что ты мне жилы тянешь? Рассказывай!

- Да я за этим «знаменитым охотником» три дня бегал, прежде чем он соизволил меня заметить. В конце концов просто уселся внаглую на берегу ручья и стал ловить рыбу. Он идет - земля дрожит, птицы на милю вокруг разлетаются. «Ты, - говорит, - Горлум?» «Ну, я», - отвечаю. И тут эта скотина мне кидает удавку на шею. Я бы, конечно, двести раз увернулся, но работа есть работа. Сделал вид, что пойман. Идем на север вдоль Эмин-Майл. Сволочь этот Арагорн, каких поискать. Держит на веревке и обращается исключительно в повелительном наклонении.

30 ноября 3017.

- Терн, а мы мимо Дол-Гулдура идем! Между прочим, ты обещал сюда со мной съездить, когда все закончится, ты не забыл?

Был бы Гортхауэр христианином - перекрестился бы.

31 декабря 3017.

Привет. С Новым годом, Терн. Мы, между прочим, в гостях у Трандуила, это такой эльф. Ты знаешь, лесные эльфы такие забавные, совершенно на наших не похожи. По-моему, жуткие зануды. Видел бы ты, как они ходят - словно оглоблю проглотили... Как ко мне относятся? Ну я же разыгрываю дикого страшного Горлума... Понятно, как относятся. Чувствую, скоро детей начнут приводить на меня смотреть. Кстати, говорят, что сюда едет Олорин.

Да, и вот еще... Я тут подумал - какая-то речь у меня слишком культурная, надо поработать над образом.

12 января 3018.

- Сегодня имел четырехчасовую беседу с Олорином. Е-мое, я наивно надеялся, что все Майяр похожи на тебя... Как же я ошибался! Вот уж действительно, если человек вобьет себе что в голову, то от своей идеи ни за что не отступится. По-моему, он зациклен на кольце еще больше, чем мой сценический образ. Эру Единый, что я ему плел! Надеюсь, ты когда-нибудь сможешь меня простить. Детальное описание пыток, которым ты меня подвергал, кошмарные твари Барад-Дура... передай всем нашим, что я перед ними тоже ужасно извиняюсь! Моя неутолимая страсть к кольцу... короче, все по полной программе. А лексика! Не зря я столько тренировался. Вот послушай: «Мерз-с-ский, грязный Саурон делал нам больно острым железом, моя прелесть!» Главное было не заржать.

Олорин был очень впечатлен. В конце беседы даже пожалел меня. Сказал, что я несчастное создание, пострадавшее от Саурона, и что если бы у него была возможность, он бы постарался вывести меня к свету. Терн, ты чего всхлипываешь? А, это ты так смеешься?

19 июня 3018.

- Терн, меня все достало. Мне надоели эти эльфы, брезгливо шарахающиеся от меня. Надоело спать на дереве, изображая тупого дикаря. Надоели эти дурацкие лепешки - ты не поверишь, но я уже полгода не ел нормальной рыбы! Кроме того, я так понял, что на осень назначено выступление бедняги Фродо в Мордор. Пожалуй, пора мне рвать когти. Скажи ребятам, чтобы организовали показательный набег орков на Трандуилово захолустье, хорошо? Под шумок я смоюсь и буду выбирать хорошее местечко, чтобы шпионить за Фродо сотоварищи. Держи меня в курсе насчет его передвижений, договорились?

16 июля 3018.

- Между прочим, если ты еще не знал, Олорин схлестнулся с Курумо... я знаю, что ты слышать про него не можешь, но в данный момент Олорин находится в плену в Ортханке. Откуда знаю? Птичка начирикала... Я, конечно, не Радагаст, но ко мне тоже зверюшки положительно относятся. Советую тебе узнать, в чем дело. Может быть, они обратно договорятся и у тебя за спиной какие-нибудь пакости начнут делать. А я по твоему совету отправляюсь в Морию. Ностальгия у меня, знаешь ли, по родным пещерам. Буду отъедаться рыбой и ждать уважаемых кольценосцев.

8 августа 3018.

- Как же хорошо в Мории, если бы ты знал! Просто как домой вернулся. Хотелось бы мне, чтобы ты был здесь - мы бы славно с тобой погуляли. Да, самое главное - я познакомился с Ахэрэ! Это было что-то совершенно потрясающее - не знаю уж, за кого он меня принял, но встретил так, как, наверное, только тебя бы встречал. Хорошо, я вовремя вспомнил, что не следует называть его балрогом. Откуда я это знаю? Терн, да ты же сам мне говорил!

23 сентября 3018.

- Фродо ушел? Вот, блин, скорый... Ну да, Олорин тоже говорил, что осенью. Ну что, Терн, как мне действовать, что слышно про его передвижения? На восток... ну правильно. Брыль, Амон-Сул, дальше непонятно. Знаешь, что я думаю? А пусть назгулы его попугают немного. Пусть быстрее едет, а то сил нет уже его ждать. Опять же, собраннее будет, пусть знает, что слуги злобного Саурона ловят каждый его шаг!

Терн, да не обижайся ты. Уже и пошутить нельзя.

6 октября 3018.

Из сообщения Ангмарца:

- Шеф, у нас проблемы. Да, докладываю: в Брыле мы произвели крупный переполох. Фродо со своими товарищами удирал оттуда на всех парах. С ними Арагорн; по имеющейся информации, скорее всего, идут в Дольн. Похоже, там будет большой совет - туда из Ортханка уже направился Олорин.

- Что за проблемы?

- Шеф... Я сам не знаю, как так вышло. Сегодня ночью мы патрулировали окрестности Амон-Сула, где ночевали полурослики с Арагорном, и Второй случайно показался им на глаза. Они подняли панику, стали кидаться на нас... короче, в порядке самообороны мне пришлось ранить Фродо.

- Он жив?

- Жив-здоров... если только сам себя не накрутит насчет «моргульских лезвий» и прочего. Рана пустяковая, просто царапина. Какие будут дальнейшие указания?

- Возвращайтесь в Барад-Дур пока. Дальше посмотрим по обстановке. А что до Фродо... жалко, конечно, но за битого двух небитых дают. Осторожнее будет.

30 ноября 3018.

- Терн, что слыхать? Где там этот треклятый Фродо? Я выиграл у Ахэрэ в карты улов рыбы в Морийском Рву на триста лет вперед, еще немного - и он проиграет мне свой бич...

13 января 3019.

- О да, Терн, пошла потеха! Что же ты мне не сказал, что их будет так много? Вот это команда... Ну, Олорина, Арагорна и Леголаса я уже знаю. Леголас, кстати, не очень приятный товарищ, весь в отца. Я помню, как он приходил на меня глазеть, когда я сидел на дереве, изображая сумасшедшего дикаря... Между прочим, кидал в меня шишками. Ну да ладно. Фродо, по-моему, славный парень, только очень задерганный. Зато друзья у него отличные, я бы сам от таких не отказался. Особенно Сэм: кремень-парень! Гимли забавный: я никогда раньше не видел гномов - смешной народец. Но вот за кем надо точно присматривать - так это за Боромиром. У него глаза маньяка - по-моему, он имеет виды на кольцо. А что до пути... как-то слишком весело они идут. Может, организуем еще одну стычку с орками - для наглядности?

Кстати, не могу не пожаловаться. Зачем убили Хрящелапого? Опять же, я не Радагаст, но это существо никому зла не хотело. Сидел в озере, никого не трогал, тут стали кидать камни, палки, факелы... Только вылез - порубили в капусту. По-моему, это жестоко.

15 января 3019.

- Терн, почему ты меня не предупредил? Ведь это была твоя идея стравить Ахэрэ с Олорином, признайся! Отряд исключительно перепуган, теперь идут в повышенном темпе, как миленькие. Фродо жалко - слезами обливается, бедняга... Кто бы рассказал ему, что Майяр бессмертны?

14 февраля 3019.

- Терн, и не проси. Больше я в эти эльфийские селения ни ногой. Да что там такого серьезного может произойти? Наверняка какой-нибудь мудрый эльф прорицает им судьбу, а они слушают. Я лучше тут, на бережку, подожду. Елки зеленые, скоро Андуин! Родные места, можно сказать.

25 февраля 3019.

- Дело плохо, Терн, слышишь меня? Дело плохо! Как я и ожидал, Боромир взбесился. Попытался отнять кольцо у Фродо, тот надел его и убежал. Потом к нему присоединился Сэм, и они вместе уплыли вниз по Андуину. Здесь все в панике, ищут их, Боромир вообще в истерике. Как ты думаешь, что делать?

Я тоже считаю, что мне стоит идти за Фродо. Как-никак, он главный. Тогда улаживание дел с остальным отрядом я оставляю тебе, ладно?

26 февраля 3019.

- Ух, ну и вымотался я сегодня... Эти самоубийцы Фродо и Сэм словно нарочно идут самыми неудобными путями. Между прочим, с тебя причитается какой-нибудь санаторий: я сорвался со скалы и зверски отбил себе спину. Ладно, когда все кончится, поедем с тобой на Нурнон...

- Так ты же в Дол-Гулдур хотел!

- Это само собой... Ну да ладно. Честное слово, меня надо в театре показывать, я заслужил! Какой я сыграл им спектакль, ты бы видел - скрюченные пальцы, жадно тянущиеся к кольцу, неразборчивое шипение, ужас перед Страшным Властелином Мордора, наконец торжественная клятва верности - и в очередной раз сидеть ночь на веревке, как будто эльфов мне было мало! Но Фродо с Сэмом верят в мою легенду безоговорочно. Хорошие парни, жалко мне их... И что за несчастливая судьба с кольцом этим мотаться?

1 марта 3019.

- Нет, ну серьезно, мне жалко Фродо. На него кольцо действует, это точно. У него глаза совсем больные, и шатается он на ходу, как от ветра. А если он в болоте потонет? Мне на совести такого не надо. Может быть, что-нибудь можно предпринять?

3 марта 3019.

- Географию в Шире, похоже, совсем не учат. Фродо собирается идти к Мораннону. От него же до Ородруина шестьдесят миль сплошной пустыни, что мы там пить будем? Терн, будь так добр, выставь на ворота Мораннона побольше народу - может, это его напугает и он согласится идти короткой дорогой?

6 марта 3019.

- Ура! Идем родными местами вдоль Стен Мордора. До чего же я люблю Итилиен! Да и Фродо немножко приободрился. Сэм готовит ему каких-то кроликов. Чуть не умер со смеху, на голубом глазу выясняя у него, что такое картошка.

7 марта 3019.

- Фарамир - сволочь!!!

11 марта 3019.

- Ну вот и все. Считай, мы дома. Терн, если б ты знал, как я по тебе соскучился... Почти полтора года - я так хочу домой! И к тебе.

12 марта 3019.

- Черт, черт, черт!!! Нет, все-таки я не Радагаст... Подкармливал же эту тварь, за ушком чесал, чуть ли не колыбельные ей пел... Но Шелоб, похоже, все до лампочки. Она умудрилась цапнуть Фродо - не насмерть, но Сэм запаниковал, снял с него кольцо и пустился в неизвестном направлении. Сомневаюсь, что этот парень способен в одиночку найти не то что Ородруин, а и собственную задницу. Кроме шуток, Терн, мне нужна помощь.

13 марта 3019.

(В Кирит-Унголе).

- Шаграт! Горбаг! Привет, ребята! Сколько лет... Привет, Викхук! Ох ты мне, да ты теперь командиром заделался? Ну, давай пять, поздравляю, с меня полбанки.

Ребята, если серьезно, мне нужна помощь. Там на тропе лежит парень, которого цапнула Шелоб, его в санчасть нужно срочно. Пошлите за ним кого-нибудь.

(Через час).

- Вот спасибо! Теперь помогите мне еще в одном деле. Друг этого укушенного там за воротами шляется и боится за товарищем идти, потому что уверен, что здесь бродят толпы злобных орков, которые порежут его на вермишель, как только он сюда сунется. Поэтому нам нужно будет устроить небольшую инсценировку... Викхук, инсценировка - это вроде игры такой, не смотри на меня так! Короче, объясняю задание: два отряда поссорились и перебили друг друга насмерть. Что значит - «мы же не идиоты»? Вы злобные орки, по крайней мере, на ближайший час, так что занимайте места согласно купленным билетам. Отличная картинка получилась!

Ох... Кого же я вижу? Ангмарец, черт возьми, сто лет тебя не видел! Как дела твои? В Гондор посылают устрашать? Да, не особо приятно... Ну да ничего, все скоро кончится, кони мои, вон, в башне песни поют, скоро дальше двинемся. Осталось-то всего ничего. Пиво? Соблазняешь ты меня... Ну хорошо. Давай по маленькой, пока эти молодцы вниз дорогу найдут.

18 марта 3019.

- С одной стороны, все хорошо - Фродо и Сэм запуганы до такой степени, что никаких крамольных мыслей себе не позволяют. Нести кольцо к Ородруину, и все дела. Но хватает и дурного. Во-первых, я опять на нелегальном положении как предатель - ну да, они уверены, что Шелоб я на них науськал. Прячусь в каких-то идиотских кустах, продвигаюсь перебежками... Но не в этом дело. Бедняга Фродо измучен до последнего предела. У меня просто сердце кровью обливается, когда я на него смотрю. Вот уж на кого кольцо действительно влияет! Ему же потом всю жизнь придется лечиться. Стараюсь, конечно, как могу. На привалах чуть ли не носом Сэма в ручьи тычу, подбрасываю лепешки эти эльфийские в их сумки (спасибо, служба доставки, что бы я без вас делал?)

Но дело плохо. Если так пойдет, то Фродо придется к Ородруину на ручках нести. А что делать - понесем...

25 марта 3019, утро.

- Мы у подножия Ородруина. Сегодня Фродо не смог встать, Сэм несет его на руках. Бедняга... Может, действительно было бы правильнее отобрать у него кольцо где-нибудь по дороге и не мучить несчастного парня зазря? Укус Шелоб - тоже не мед с маслом, но кольцо, похоже, окончательно свело его с ума. Он все время что-то бормочет себе под нос, порывается надеть кольцо; глаза белые, как у уснувшей рыбы. Сэм молодец, я его все больше уважаю. Я тут нечаянно съехал с осыпи прямо ему под ноги, так этот воин на меня мечом замахнулся и много чего интересного сказал про меня, мою покойную матушку и про тебя, Терн, кстати...

(Позже).

- Фродо идет к Саммат Наур - идет своими ногами. Смотреть на него просто страшно - одна тень от человека осталась.

...Терн, давай сюда быстро! И девятка пусть сюда летит! Фродо, похоже, окончательно рехнулся, я один не справлюсь!

Дальше...