Приветствую Вас Гость | RSS

Архивы Джуда

Воскресенье, 24.09.2017, 04:31

Как кошка с собакой

Автор(ы):      Transmission Failure
Переводчик:   Джуд
Фэндом:   RPS: Спорт
Рейтинг:   NC-17
Комментарии:
Персонажи: Михаэль Шумахер, Мика Хаккинен, Пес Майк, Кот Мика

Оригинал: Delirious.

Бета-ридеры: Алёна, Гог, Krystal, Raene

Комментарии: перевод основного текста – Джуд. Перевод с
французского песни Дианы Дюфрен «Зависимый» (Diane Dufresne, "Addict”)
– Большая. Также в тексте используется цитата из песни Кайли Миног «Не
могу выбросить тебя из головы» (Kylie Minogue, "Can’t get you out of my
head”). Фик является продолжением «Пса амурного назначения». Огромное спасибо Skjelle за консультации по стрелковому оружию.

Примечания автора: У Михаэля есть кот по имени Мика. У Мики есть
пес по имени Майк. Животные пытаются заставить своих хозяев поверить в
существование настоящей любви, но путь к ней тернист и долог...

Примечания переводчика: Действие фика происходит в 2001 году.
Это был последний сезон Мики Хаккинена в Ф1, а в этом году гонки
покинул и второй герой фика – Михаэль Шумахер. Поэтому я хотел бы
посвятить свой труд Красному Барону, Летучему Финну и тем временам,
которые больше никогда не вернутся.

Скачать целиком (*.doc, 366 Кб)


Глава 1. Кот по имени Мика


– Мяу!


Михаэль не сразу осознал, что этот
пронзительный голос принадлежит котенку. Он моргнул и изумленно
уставился на комочек дымчатого меха, отчаянно выдирающийся из его рук.


– Мя-ау! – еще более возмущенно заявил тот.


Михаэль не понимал, чего он хочет. После
небрежного поцелуя, которым наградил его Мика при прощании, он вообще
плохо понимал, что происходит вокруг. Наконец он с трудом сосредоточил
внимание на котенке и перехватил его поудобнее, отчего звереныш потерял
равновесие и яростно зашипел.


– Я все понял, – мрачно констатировал Михаэль. – Ты просто хочешь есть.


Котенок тут же прекратил вопить и с
интересом уставился на него миндалевидными голубыми глазками, в которых
светился недюжинный ум.


«Какого черта я во все это ввязался?» –
уныло подумал немец. Тем не менее, он сунул недовольно пискнувшего
котенка под куртку и зашагал к трейлерам «Феррари». Михаэль прекрасно
помнил, каким нездоровым оживлением наполняло паддок утомительное
присутствие тупого пса (нет, он решительно отказывался признавать это
безумное животное своим тезкой). Меньше всего на свете ему хотелось
стать новым объектом всеобщего веселья – теперь уже в качестве
владельца кота.


Кота по имени Мика.


Где, черт побери, этот придурок Дэвид
откопал голубоглазого дымчатого котенка? Мир вокруг просто кишел
чудесными белыми, рыжими, полосатыми, черными котиками – так почему же
именно этому наказанию было суждено свалиться на него?..


Михаэль пошарил в карманах, нащупывая ключи от трейлера, отпер дверь и осторожно поставил котенка на пол.


– Мяу! – немедленно заявил тот, принюхиваясь.


– Да понял я, понял! – сердито
откликнулся пилот. Он заглянул в кухонный шкаф и извлек на свет пакет
сухого печенья и несколько макаронин, оставшихся от вчерашней памятной
варки спагетти. Интересно, едят ли кошки макароны?


Откуда-то из недр памяти всплыла
картинка – котенок, лакающий молоко из фарфорового блюдечка. Михаэль
направился было к холодильнику, но тут же крохотные коготки впились ему
в лодыжку, и Кот Мика повис у него на джинсах, кровожадно урча.


– Скотина, – с чувством сказал немец. – И от тупого пса ты отличаешься только размерами.


Еле оторвав котенка от штанов, Михаэль
от греха подальше взял его на руки. Свободной рукой он достал блюдце и
с большим трудом откупорил пакет молока. Наконец все было готово.
Гонщик с законной гордостью усадил котенка на стол перед угощением. Кот
Мика понюхал молоко и, явно затрудняясь, потрогал его лапкой. Затем,
видимо, что-то сообразил, влез в блюдце передними конечностями и
победоносно посмотрел на Михаэля.


– Это – не для мытья, – раздельно произнес пилот. – Это – для питья.


В качестве иллюстрации он поднес пакет к губам и сделал глоток.


– Мяу! – понимающе откликнулся котенок,
влез в блюдце задними лапками и сел. Вытесненное его невеликим весом
молоко потекло на стол.


Михаэль вздохнул.


– Дурачок, тебе же было сказано, что это
блюдце, а не ванна... Господи, ну и бардак! – он отвернулся в поисках
тряпки, чтобы подтереть лужу, и в то же мгновение котенок одним
стремительным прыжком настиг пакет с печеньем.


– Знаешь что, может быть, лучше... –
Михаэль повернулся к нему и поперхнулся остатком фразы, с ужасом глядя
на порванные в лапшу листья любимого цветка Коринны и мелко перемолотое
печенье. Котенок сидел на краю стола и умывался, старательно делая вид,
что тянущийся к нему след из крошек – чисто случайное совпадение.


– Мика! – рявкнул Михаэль, теряя
терпение. Черт с ним, с печеньем... но Коринна будет вне себя, когда
узнает, что ее любимая узамбарская фиалка, путешествовавшая в трейлере
по всем этапам чемпионата и даже имевшая собственное имя, погибла так
бездарно.


– Мяу? – невозмутимо откликнулся котенок. Что, мол, шумишь?


– Злобное ты животное, – устало сказал гонщик, теряя запал. – Зачем было Саванну-то ломать?


Кот Мика широко раскрыл хитрющие глазки
и придал им выражение совершенной чистоты и невинности. «Ай-ай-ай! –
читалось в них. – Это какая же бяка поломала твой любимый цветочек?»


Михаэль мгновенно сдался. Пробормотав
что-то, подозрительно похожее на «уси-пуси», он присел к столу, подпер
подбородок рукой и принялся гладить котенка, выбирая крошки из его
шелковистой шерсти.


– А кто это у нас такой маленький? –
осведомился он приторным голосом, каким разговаривают только с
младенцами и котятами. – А кто это у нас такой пухленький? Это мой
тигренок-лапочка, мой сладкий малыш...


Кот Мика слушал его с некоторым
недоумением. Конечно, люди постоянно несут всякую чушь, но его слегка
тревожили перспективы жизни у человека с лексикой слабоумного. У тупого
рыжего пса, на которого он свалился в роще, по крайней мере, был
вменяемый человек, относившийся к нему с уважением – насколько это
возможно по отношению к тупому псу, конечно. А кошки по определению
заслуживают большего уважения, чем собаки.


Даже своим неопытным котеночьим умишком
Кот Мика понимал, что человек должен обеспечить ему кое-что получше
скисшего молока в дешевом блюдце, сухих крекеров и дурацкого цветка для
тренировки когтей. Котенок решил, что стоит дать тупому рыжему псу
возможность загладить свою вину: пусть расскажет, как управлять этими
людьми в пестрых комбинезонах с их смешными домиками на колесах и очень
быстрыми верещащими машинками. Он был уверен, что тупой пес с
удовольствием поделится с ним своими методами, а если нет... – Кот Мика
выпустил когти и с наслаждением поскреб столешницу, – что ж, как
говорится, есть способы заставить собаку залаять.


– Эй, не надо так делать, – ласково
укорил его Михаэль, и котенок послушно втянул когти. Немец осторожно
почесал его за ушком, потом под подбородком, и Кот Мика растянулся на
столе, громко мурлыча.


Михаэль был очень доволен собой. Цветовод из него не получился – ну и ладно, зато с кошками он обращается умело!


– Хотел бы я заставить твоего тезку
замурлыкать! – с улыбкой сказал он, глядя, как Кот Мика в восторге
опрокидывается на спину, подставляя ему пушистый живот. Кончиками
пальцев Михаэль чувствовал, как бьется крохотное сердечко и напрягаются
мышцы, когда котенок потягивается. Он подумал, что надо купить щетку,
чтобы расчесывать густой мех... а еще – ошейник. Непременно серебряный,
с колокольчиком и гравировкой «Мика».


– Мр-р-р... – блаженно выводил котенок.
Михаэль чесал ему шейку и умиленно вздыхал. Внезапно он подумал: «А как
бы повел себя Мика, если бы я погладил его вот так?»


Михаэль густо покраснел, поспешно убирая руку. Кот Мика открыл глаза и требовательно мяукнул.


– Да не в тебе дело, Мика, – грустно сказал пилот. – Беда у меня в голове. Сменить тебе имя, что ли? Будешь, например, Пушок...


Пушок?! Кот Мика едва не свалился со
стола. Если этот тупой человек осмелится назвать его Пушком, он ни
секунды не останется здесь! Он уже чувствовал себя Микой – это имя
звучало загадочно и чувственно, необычно и очень по-кошачьи.


Не то что «Пушок». Тьфу!


Кот Мика передернулся. Похоже, его
человек чем-то встревожен. Вот и отлично: может быть, собственные
проблемы отвлекут его от этого идиотского переименования. Потому что
если его все-таки назовут Пушком, он просто-напросто уйдет в соседний
трейлер, где наверняка живет нормальный человек, который уважает кошек,
правильно называет их и вдоволь кормит курочкой... и рыбкой... и
мороженым...


Котенок облизнулся. Нет, пожалуй, на
какое-то время он здесь задержится. Даже самого тупого человека можно
выучить несложным фокусам, а этот Михаэль, похоже, довольно быстро все
схватывает.


Да и кроме того, пока кто-нибудь не откроет дверь трейлера, Кот Мика все равно не смог бы выйти.


 


Глава 2. Пес Майк – костюмер


Мика нервно мерил шагами моторхоум.
Стрелки часов неумолимо подбирались к семи, а он все еще не был готов.
Пес Майк преданно следовал за ним по пятам, поэтому всякий раз, когда
Мика разворачивался, он натыкался на рыжую махину с глупой мордой и
едва не падал.


– Майк! Сидеть! – наконец прикрикнул он, потеряв терпение.


Пес жалобно взвизгнул, плюхнулся на ковер и едва заметно шевельнул хвостом, надеясь, что хозяин улыбнется. Но это не сработало.


– И в чем, черт возьми, я должен туда идти? – Мика перешагнул через собаку и вновь сунулся в платяной шкаф. – Jumala[1]... Какой же я идиот! И затея идиотская!


Пес Майк закатил глаза, поражаясь глупости хозяина. Это была прекрасная
затея! И хотя Михаэль (что за странное имя для человека?) пригласил
Мику на ужин самостоятельно, некоторая заслуга пса в этом все-таки
была. В конце концов, если бы он тогда не сбил их с ног – какая
разница, что это произошло случайно? – они бы даже не попробовали
разобраться в своих чувствах друг к другу.


Продолжая ворчать себе под нос, Мика
вываливал на кровать содержимое одного ящика за другим. Пес Майк
внимательно смотрел на растущую кучу одежды. Он гордился своим знанием
человеческой психологии и понимал, как велика роль внешнего вида в
сложном ритуале ухаживания. Хозяин должен был произвести на Михаэля
неизгладимое впечатление.


Для этого ему определенно требовалась
помощь пса. Сейчас на Мике были черные джинсы и скучная серая рубашка –
стильная, но, на собачий взгляд, недостаточно яркая и притягательная.
Нет, Мике нужно было что-то в тон его голубым глазам, оттеняющее
пшеничный цвет волос. Пес Майк уже приметил подходящую вещь –
ярко-голубой джемпер оттенка зимнего неба, – но он, на беду, лежал в
самом низу кучи.


Пока пес раздумывал, каким образом
привлечь внимание хозяина к идеальному костюму для выхода в свет, Мика
стоял перед зеркалом и уныло созерцал свой наряд. Вот он решительно
расстегнул рубашку, снял ее и бросил на спинку стула. Пес Майк
восторженно застучал хвостом по полу. Мика покопался в охапке одежды,
уже протянул было руку к джемперу... а потом вытащил из кучи точно
такую же серую рубашку и надел ее.


– У-у-у! – в отчаянии заголосил пес.


– Не сейчас, Майк, – нахмурился Мика. – Я попозже тебя выгуляю.


Пес только вздохнул от такого
непонимания. Как будто в прогулке дело! Он решительно запрыгнул на
кровать и разлегся на груде одежды.


– Фу! – прикрикнул финн. – Слезай! Плохой пес!


Пес Майк широко улыбнулся и,
перевернувшись на спину, начал елозить по скомканной одежде. Если он
успеет перепортить достаточное ее количество, Мике ничего не останется,
кроме как надеть правильный джемпер.


Пилот смотрел на его действия с ужасом.


– Ты... ты отвратительное животное, – едва выговорил он.


Пес Майк завилял хвостом.


– А ну, пошел вон, а не то!.. – Мика с размаху треснул его по спине, и пес скатился на пол, увлекая за собой большинство тряпок.


– Нет! Майк, ты тупой, наглый,
невыносимый, треклятый... пес! – последнее слово Мика выплюнул, как
ругательство. Рывком он выдернул из-под собаки измятую обслюнявленную
рубашку и содрогнулся.


– Ты отвратителен. Просто мерзкий пес.


Пес Майк напряженно пытался понять, где
он допустил ошибку. Хозяин был очень зол, на нем по-прежнему была
наводящая тоску рубашка, идеальный джемпер лежал на кровати нетронутым
– полный провал! Пес понял, что пришло время решительных мер, и, как
только Мика наклонился, чтобы поднять с пола неопрятную кучу мятой
одежды, прыгнул ему на спину.


– Прекрати! – заорал финн. – Майк, немедленно сядь и сиди тихо, или отправишься жить в будку! Это последнее предупреждение!


Пес обиженно залаял. Глупый хозяин,
неужели он не видит, что ему пытаются помочь? К сожалению, лай лишь
подлил масла в огонь ярости финна. Он швырнул вещи на пол и схватил
собаку за ошейник.


– Все, с меня хватит! – с этими словами
он поволок пса к двери в гостиную, откуда был выход на улицу. Пес Майк,
недолго думая, потащил хозяина в противоположном направлении – к ванной.


– Тупой пес! – пальцы Мики соскользнули
с засаленной кожи ошейника, и пес вломился в ванную на такой скорости,
что дверь ударилась об стену и захлопнулась за ним. Мика влетел следом,
щедро рассыпая финские проклятия. Пес Майк не понимал слов, но смысл
был вполне ясен. Он забился в угол душевой кабинки и жалобно заскулил,
сопротивляясь попыткам финна вытащить его. Лапы пса скользили и
разъезжались, он выглядел смертельно перепуганным, и Мике стало немного
стыдно. Все-таки он не желал зла глупому животному.


– Ладно, Майк, вылезай отсюда, – со вздохом сказал он. – Мне действительно некогда.


Пес Майк радостно залаял и уперся лапами
в грудь хозяину, в последний раз пытаясь разделаться со скучной
рубашкой, но Мика был начеку и вовремя перехватил его.


– Ну же, пошли...


Работник автодрома, принесший пилоту
ошейник и поводок для пса, предупреждал его, что они сильно поношены.
Мика помнил об этом, но все же сильно удивился, когда ошейник лопнул и
они с псом повалились на пол ванной. Пес Майк в панике завертелся,
наступая на хозяина, и задел длинным пушистым хвостом один из кранов.
Оказавшись под струей ледяной воды, человек и собака взвизгнули
одновременно.


Мика спихнул с себя пса, с трудом
дотянулся до крана и перекрыл воду. Мокрая рубашка холодным компрессом
липла к телу, ручейки воды стекали на пол. Финн закрыл глаза, сделал
глубокий вдох и досчитал до десяти. После этого у него появились силы
взглянуть на пса.


Пес Майк широко улыбнулся, высунув язык, и застучал мокрым хвостом по полу.


Мика открыл было рот, но передумал и
ничего не сказал. Не спуская глаз с безумного животного, он расстегнул
и снял тяжелую от воды рубашку, швырнул ее в раковину и принялся за
джинсы, но на них, к счастью, промок только пояс.


– Ну что же, – медленно сказал Мика, –
поздравляю. Ты обслюнявил, истоптал, измял или вымочил всю одежду, в
которой я мог бы пойти сегодня...


Пес Майк лучился самодовольством.


– ... и поэтому мне придется отменить ужин.


Уши пса разочарованно обвисли.


– Потому что я не могу идти на... на
свидание в таком виде! – Мика скрестил руки на обнаженной груди и
смерил собаку не предвещающим ничего хорошего взглядом.


Пес Майк пристыженно повесил голову. В
глубине души он был уверен, что его двуногий тезка воспринял бы такое
зрелище более чем благосклонно, но вот людей в ресторане полуголый
хозяин наверняка бы шокировал.


Мика вернулся в спальню и с удивлением
обнаружил, что один из джемперов избежал собачьей расправы. К тому же
он был довольно приятного цвета и мягкий на ощупь. «Лучше уж пойти на
это дурацкое свидание», – подумал финн. Если он останется в трейлере,
то проведет вечер за стиркой и воспитанием Пса Майка, а терпение у него
и так уже висело на волоске, таком же непрочном, как собачий ошейник.


Он надел джемпер.


Дальше...