Приветствую Вас Гость | RSS

Архивы Джуда

Пятница, 24.11.2017, 01:10

Глава шестая. Когда коты падают с неба, где псу укрыться?

Михаэль Шумахер был счастлив. Пусть он не выиграл гонку, но он никогда не был так близок к четвертому чемпионскому титулу. Его сердце чуть не остановилось от радости, когда Жан Тодт сообщил по радио, что Култхард столкнулся с «Джорданом», и его «МакЛарен» остался в гравийной ловушке со сломанной подвеской. С этого момента он больше ни о чем не заботился, зная, что отрыв по очкам от Дэвида увеличился. Кроме того, было приятно увидеть Мику снова на подиуме – победителем. Кстати, о финне...

– Эй, Мика!

Хаккинен никак не отреагировал.

Михаэль пожал плечами и ускорил шаг, чтобы нагнать его.

– Привет!

– Привет, – мрачно отозвался блондин, не поднимая глаз.

Немец нахмурился, и его рука замерла в воздухе. Он собирался было хлопнуть Мику по спине, но одного взгляда на его подавленное лицо хватило, чтобы передумать. Гонка прошла удачно для них обоих – так почему же финн выглядит таким расстроенным? Хорошо, допустим, у него было подходящее объяснение для такой резкой перемены в их отношениях, но он не хотел думать об этом.

– Что случилось?

Мика вскинул голову, серо-голубые глаза смерили его яростным взглядом. Немцу внезапно вспомнилась норовистая лошадь, которую он видел в детстве, – непредсказуемое создание, готовое взбрыкнуть от любого неосторожного движения. Меньше всего на свете ему хотелось, выражаясь фигурально, получить удар копытом.

– Ничего, – процедил Мика сквозь стиснутые зубы.

– Врешь.

– Я думал.

– О чем?

– О нас... Я имею в виду – о поцелуе, – поспешил уточнить финн. Сказав «мы», он внезапно почувствовал себя крайне глупо.

– Ты чересчур беспокоишься, mein liebling... – Михаэль неуклюже попытался обратить разговор в шутку и потерпел сокрушительную неудачу. Уже в тот момент, когда шутливое обращение сорвалось с его губ, он знал, что оно будет понято неверно.

– Ты прав.

– И все-таки ты беспокоишься.

– Почему ты поцеловал меня? – Мика сорвал веточку, протянувшуюся над дорожкой.

– Я не знаю. У меня не было никакой причины, – признался Михаэль, пожав плечами. Он не лгал, он действительно не знал. – Мне показалось, так будет правильно.

Господи, ну как можно быть таким идиотом? Еще сказал бы, что это его любимое занятие. Кто-то играет в шахматы, а кто-то делает кавардак из чужой жизни... «И все-таки, – подумал Мика, методично обрывая листья с веточки и комкая их в кулаке, – я не слишком-то сопротивлялся!» Мысль о том, что часть вины лежит на нем, беспокоила его, и Мика поспешил выкинуть ее из головы, пока она не укоренилась там.

– Ладно, забудь о том, что я спрашивал! Забудь про грозу, про мою собаку и этот дурацкий поцелуй! Ничего не было, договорились?

– Я тебя не понимаю.

– Я и не думал, что ты поймешь, – Мика язвительно улыбнулся. – Я действительно слишком много беспокоюсь о пустяках.

Михаэль ошарашенно моргнул. Все-таки Мика Хаккинен оставался ходячей загадкой, тайной, разгадать которую ему в ближайшее время не суждено... Лишь через несколько секунд он понял, что смотрит на пустое место, так как финн, видимо, сочтя разговор законченным, уже ушел.

– Погоди-ка! – Михаэль догнал белокурого пилота и схватил его за руку. – Я не позволю тебе переложить всю вину на меня, просто чтобы облегчить свою совесть! Ты ведь поэтому так зол на меня? Так проще, да? Нет, дорогуша, ты тоже в ответе: подумай, например, что тебя больше возмущает – сам поцелуй или то, что он тебе понравился? И, может быть, тогда ты решишь, будешь ли продолжать притворяться, что ничего не случилось, или посмотришь на все как взрослый человек!

– Извини... – пробормотал слегка пристыженный финн. – Я просто очень растерялся.

– Мы оба растерялись.

– Ну да...

– И что же дальше?

– Не знаю.

– Я тоже.

– Может быть, действительно притвориться, что ничего не было? – предложил Мика, подбрасывая смятые листья в воздух, как горсть конфетти.

– А может, не притворяться? – откликнулся Михаэль.

– Чего ты от меня хочешь, Михаэль? – Мика подавил вздох и повернулся к нему.

– В каком смысле? – немец был неподдельно удивлен.

– Это что, какая-то игра?

– Игра?

– Ну да, изобретательная попытка свести меня с ума, – финн помахал рукой в воздухе. – Если ты еще не заметил, я тебе не конкурент в этом году.

– Ты хочешь сказать, что этот поцелуй был частью стратегии «Феррари»?

Мика пожал плечами и пошел прочь.

– Эй! – воскликнул Михаэль, догоняя его. – Если принять твою извращенную логику, то я соблазняю не того пилота «МакЛарена»!

Еще одно пожатие плечами, но на этот раз – с улыбкой.

– Нет уж, спасибо, пусть лучше Дэвид станет чемпионом!

Улыбка перешла в смех.

– И что же мы теперь будем делать? – неожиданно спросил Мика.

– Ну... мы могли бы куда-нибудь сходить сегодня вечером.

– Вдвоем?

– Ну естественно, – Михаэль округлил глаза. – Вдвоем.

– Ты что, приглашаешь меня на свидание?

– А тебе нужно письменное приглашение?

– Было бы неплохо... Приглашение, я имею в виду.

– Ха-ха, как смешно! – усмехнулся немец. – Кстати, где твой дурацкий пес?

– Мой пес не дурацкий! – возразил Мика.

– Ну да, конечно.

– Последний раз я видел его с подиума. Дэвид, должно быть, повел его на прогулку.

– Значит, он его уже потерял! Не обижайся, конечно, но ты что, с ума сошел? Я бы не доверил ему свой комнатный цветок, а он и так уже почти засох...

Финн засмеялся.

– Да, я помню это несчастное растение... Когда ты последний раз поливал его?

– Дай-ка подумать... Я был в Монте-Карло во время Гран-При, так что...

– Так это было больше месяца назад!

– М-м-м... я был занят, – буркнул Михаэль. Внезапно он указал на двух человек, приближающихся к ним. – Смотри-ка, похоже, тебя ищут твой шеф и напарник!

 

Дэвид слушал Рона, не обращая внимания на бегающего вокруг них пса. Он спустил собаку с поводка, и Майк привольно носился взад-вперед. То и дело он останавливался, чтобы порычать на шелестящий ветвями куст или понюхать камень. Но Михаэль сразу же заметил, что пес старается держаться подальше от Култхарда, как будто боится его. Подождите минуточку... точнее, не совсем его.

– Почему у Дэвида на руках котенок? – спросил Мика шепотом и недоумевающе покачал головой.

– Где ты нашел котенка? – спросил немец.

– Я его не находил, он сам нашел меня... точнее, Михаэля, – ответил Култхард.

– Что ты имеешь в виду? – Мика нахмурился. – Не с неба же он свалился!

– Не с неба, а с дерева. Прямо на спину твоему псу.

Финн посмотрел на собаку, словно ожидая подтверждения рассказа Дэвида, – и увидел его. Морду Пса Михаэля украшали две глубокие царапины, образуя на его носу аккуратный красный крест.

– Бедненький Maikkeli... – заворковал Мика, наклоняясь над псом и изучая царапины. – Что с тобой случилось?

Пес не ответил, только поднял на него полные скорби глаза и наградил хозяина своим фирменным взглядом, говорящим: «Ах, как я рад, что ты пришел забрать меня из этой неописуемой компании!»

– Майк был в такой ярости – я думал, он разорвет бедняжку на куски, прежде чем я смогу оттащить его, – объяснил Дэвид. Рон Деннис тем временем подошел поближе к пилотам. – Но, честно говоря, я думал, что пушистик удерет. Кошки обычно поступают именно так...

«Он должен был удрать! Он – КОТ, а тупые кошки ВСЕГДА удирают, спасая свою жизнь, когда их преследует могучий ПЕС!» – Пес Михаэль яростно смерил взглядом нарушителя правил игры.

– Но этот экземпляр или не знал правил, или искал ссоры. Майк был несколько обескуражен: когда он попытался обнюхать его, маленький негодяй буквально вцепился ему в горло! Мне понадобилось десять минут, чтобы уговорить пса вылезти из кустов!

– Каков храбрец! – хихикнул Михаэль.

Мика лишь ласково погладил пса по голове, не обращая внимания на иронические замечания.

– И что ты собираешься делать с этим карликовым тигром? – спросил немец, наблюдая, как котенок отчаянно пытается вырваться из рук Дэвида.

– Ничего. Это подарок моему любимому напарнику.

– Минутку... А почему ты не оставишь его себе? – осведомился любимый напарник.

– У меня аллергия на кошек, – шотландец притворился, что чихает. – Так что держи, – и он сунул котенка в руки Мике.

Пес Михаэль завыл и ретировался за спину Рона Денниса.

Мика посмотрел в раскосые голубые глазки и внезапно улыбнулся.

– Михаэль?

– Да?

– Держи, – и, повернувшись к немцу, он осторожно положил меховой комочек ему на руки.

– Что... – Михаэль замешкался, и этого времени котенку хватило, чтобы вцепиться в его рубашку. Малыш тихо зашипел, протестуя против грубого обращения, но, похоже, остался доволен новым местом. – Нет!

– Поздравляю! – широко улыбнулся Мика. – Ты только что обзавелся котенком!

– Еще чего! Он мне не нужен!

– Очень даже нужен!

– Нет!

– Но ты же не можешь оставить его здесь, – возразил Мика.

– А почему бы тебе просто не оставить его у себя?

– С удовольствием, но тогда тебе придется забрать Майка. Потому что вполне очевидно, что мой пес, – Мика со значением посмотрел на собаку, сжавшуюся в комочек у ног Рона Денниса и отчаянно пытающуюся стать невидимой, – в одном помещении с этим забиякой не выживет.

– Но...

– Сопротивление бесполезно, – серьезно сказал Дэвид, похлопав Михаэля по плечу. – Мика бывает крайне убедителен, когда чего-то хочет.

– Хорошо! Сдаюсь, я беру его.

– Отлично! Осталось придумать имя...

– Я уже придумал.

– И как... о нет! НЕТ! – закричал Мика, заметив, как немец посматривает то на него, то на серого котика. – Я тебе запрещаю!

– О да, – сказал Михаэль, помахав пальцем перед носом котенка. – ИМЕННО так. Мика – идеальное имя для такого тирана и деспота.

– Но ты не можешь его так назвать!

– Подай на меня в суд.

– Послушай, здесь есть свои плюсы... – вмешался Дэвид, не давая напарнику возразить.

– Назови хоть один, – фыркнул Мика, не поддаваясь на уговоры.

– По крайней мере, это симпатичный котенок, а не... не тварь, которую назвали в честь него!

– Эй! – ощерился Михаэль.

– Смотри, он даже рычит так же, как его тезка, – добавил шотландец.

– Дэвид, пошли, пока мы не оказались втянутыми в дипломатический конфликт, – остановил его Рон Деннис.

– Счастливо, Рон. Пока, Дэвид.

 

До трейлера Мики они шли в молчании. Пес Михаэль трусил рядом с хозяином, Кот Мика безмятежно свернулся у немца на руках.

– Так что насчет сегодняшнего вечера? Решено?

– Договорились, – кивнул Мика, возясь с ключом. Как только дверь отворилась, пес бросился внутрь, даже не обернувшись. День выдался и так напряженным, и он меньше всего мечтал еще об одном «обмене мнениями» с этим дьяволом в кошачьей шкуре.

– Значит, увидимся вечером?

– Мгм... – рассеянно ответил Мика, глядя через плечо немца.

– Что случилось?

– Смотрю, не подоспели ли папарацци, – объяснил финн, приглаживая свои короткие волосы.

– Не хочешь, чтобы нас видели вместе? Может быть, ты и прав. С них станется написать, что мы обсуждаем заговор.

– Нет, я не хочу, чтобы они увидели вот это...

Финн шагнул вперед и мягко поцеловал Михаэля в губы.

– Пока, Михаэль, – шепнул он с улыбкой и скрылся в трейлере.

Дверь закрылась, и ошеломленный трехкратный чемпион мира остался стоять на крыльце с котенком на руках.